Маштоц: независимый информационно-научный портал
Назад

Этнический аспект общественных движений в Новороссийске (конец XIX — начало XX вв.)

Опубликовано: 21.07.2019
0
0

Особенности российской колонизации Северо-Восточного Причерноморья предопределили полиэтнический и поликультурный характер процесса местного социогенеза и оказали несомненное влияние на становление общественных движений в Черноморской губернии и, прежде всего, в ее административном центре — городе Новороссийске.

Провал первого имперского плана хозяйственного освоения новых причерноморских территорий, в основе которого лежали идеи сугубо русской колонизации, движущей силой которых, в соответствии с «Положением о заселении Черноморского округа и управлении оным» 1866 г., должны были стать казаки (на основе военно-административной системы поселений) и переселенцы «из государственных крестьян и бывших горнозаводских и фабричных людей»1, вынудил правительство перейти к тактике вербовки поселенцев, прежде всего, среди турецких христиан — армян и греков. Льготные условия переселения касались также чехов, немцев, эстонцев и молдан 2.

Этнический аспект общественных движений в Новороссийске (конец XIX - начало XX вв.)

Внесение указанных корректив в имперскую освоенческую политику привело к тому, что уже к 80-м гг. XIX в. население Черноморской губернии представляло собой яркое этнокультурное полотно с очагами компактною проживания отдельных этнических групп. На побережье в районе современного Большого Сочи возникли эстонские селения, начиная с 1884 г. отмечается массовый приезд сюда (а также в район Туапсе) армян из Турции’ В 1869 г. в район Новороссийска переселяются из австро-венгерской провинции Богемии первые 360 чешских семей. Они основывают пригородные селения Кирилловку, Мефодиевку, Глебовку, Борисовку и Владимировку. Осенью 1870 г. двенадцать станиц бывшего Шапсугского казачьего пластунского берегового батальона преобразуются в крестьянские селения и переходят в управление гражданского ведомства Черноморского округа 4. Еще в 1869 — 1871 гг. из Крыма на добровольных началах были переселены в Черноморье греки-волонтеры, служившие ранее в российской армии и на флоте. Затем последовало несколько волн переселения греков на побережье из Турции и Болгарии. Последняя волна массового переселения греков в Черноморскую губернию связана с окончанием войны на Балканах в 1910-1413 гг. В районе Новороссийска греки основали села Федотовку и Васильевку. Выходцы из малороссийских губерний облюбовали окраины города. В самом губернском центре к началу XX в. проживали представители самых разных национальностей: русские, украинцы, белорусы, чехи, поляки, греки, армяне, грузины, евреи, французы, итальянцы, немцы, татары, турки и др.

Неудивительно, что многоуровневые процессы социокультурной интеграции в регионе при сохранении его этнокультурного многообразия привели к возникновению самобытного регионального сообщества, характеризующегося высокой степенью адаптируемости населения к этноконфессиональным и культурным различиям входящих в него традиционных этнических групп. Данный тезис является определяющим для понимания протекавших в первой трети XX в. региональных социокультурных процессов, остававшихся, невзирая на внешние идеологические и политические воздействия, исключительно почвенными, определявших (и определяющими) жизнеспособность любых концепций регионального развития и гармонизации общественных отношений в условиях полиэтничности.

Анализ исторических фактов, связанных с возникновением и развитием общественных движений в Новороссийске в конце Х1Х-начале XX вв., со всей очевидностью подтверждает то, что этнический фактор не становится доминирующим в общественной жизни, не провоцирует спонтанные выбросы социальной энергии в тех случаях, когда «картины мира», характерные для проживающих на единой территории этнических групп, не вызывают взаимного протеста и отторжения, а, напротив, дополняют друг друга. Сделанный нами вывод имеет под собой фактологические основания, выходящие далеко за рамки рассматриваемой здесь темы. В пределах же ее можно отметить, что проблема полиэтничности и поликонфессиональности не стала камнем преткновения при формировании многочисленных и разнонаправленных общественных движений в Новороссийске даже в период глубочайшего национального кризиса — накануне и в годы первой русской революции.

Особенностью общественных процессов, протекавших в Черноморье, явилось откровенно выраженное неприятие местным населением крайних форм идеологического и политического экстремизма, национализма и шовинизма, как левого, так и правого толка. Что нашло свое выражение в весьма заурядных формах самоутверждения местных общественных и политических сил, не скрывающих своей национальной окраски.

Деятельность большинства местных организаций национальных политических партий носила случайный характер и зависела исключительно от активности ее крайне немногочисленных функционеров. Так, например. Армянская национальная партия Дашнакцутюн (Армянский революционный союз) была представлена в Новороссийске единственной группой, созданной в 1907 г. Оганесом Эльмасяном 6. О деятельности этой группы сохранились лишь отрывочные сведения. Известно, например, о факте изъятия большой партии нелегальной литературы у новороссийского обывателя Д. П. Петроянца в 1908 году. Через него, кстати, партийная группа поддерживала связь с местными анархистами и эсерами 7. Столь же малосодержательной была и деятельность в Новороссийске эмиссаров другой армянской политической партии — социал-демократической партии «ГНЧАК» 8.

Несколько оживленней была деятельность групп национальных политических организаций в Сочинском округе Черноморской губернии. Здесь обнаруживается присутствие не только уже названных армянских политических партий, но и представителей грузинских социал-федералистов и Польского национального союза 9.

Еврейские политические организации (Бунд, Поалей-Цион и др.) в Новороссийске также мало чем себя проявили, хотя доля еврейского населения неизменно составляла 6-7 процентов от общего числа постоянных жителей города. Представители еврейской интеллигенции предпочитали национальным политическим организациям членство в рядах общероссийских партий, преимущественно, социалистического толка. К примеру, лидером местных эсеров был инженер-механик Ш. Лейбович-Рабинович 10.

Значительный процент местного населения составляли этнические украинцы, переселенцы из малороссийских губерний и Новороссии. С 1902 o в Новороссийске прослеживается деятельность Революционной украинской партии (РУП), председателем Кубанского комитета которой являлся известный общественный деятель Кубани С. И. Эрастов 11, избиравшийся впоследствии гласным Новороссийской городской Думы. Новороссийск вообще являлся, некоторым образом, запасной площадкой для видных кубанских общественных деятелей, попадавших в немилость царских властей. Однако политическая составляющая их деятельности сводилась здесь преимущественно к участию в работе органов местного самоуправления.

Наконец, великорусский этнический компонент, наряду с его преобладающим участием в деятельности большинства местных общественных движений и региональных отделений общероссийских политических партий, был представлен на периферии местного партогенеза несколькими малочисленными группами Союза русского народа. Однако и новороссийские монархисты, в отличие от их единомышленников в Екатеринодаре, оказались невостребованными 12. Лишь в начальный период революции 1905 г. им удавалось организовывать массовые патриотические акции под лозунгами защиты самодержавия. Со временем влияние крайне-правых ограничилось совершенно узким кругом лиц, во главе которого стояли представители местного православного духовенства, сохранившие верность «охранительной» идеологии.

Разумеется, наряду с городскими общественными движениями, сформировавшимися в условиях диалога национальных культур, присутствовала и еще одна значимая общественная сила — рабочее движение, для которого в силу целого ряда причин открылось невиданное поле организационных возможностей, и которому удалось продемонстрировать невероятную группировочную активность. В декабре 1905 г. именно эта общественная сила, относящаяся категориально к плану искусственного, привнесенного, временно возобладала над общественными силами, относимыми нами, с точки зрения категориального анализа, к плану естественного, укорененного, местнопоселенческого. Однако этнический аспект рабочего движения в Новороссийске, в силу особенностей генезиса последнего, требует, на наш взгляд, отдельного рассмотрения.

В целом же, можно говорить о том, что в условиях достигнутого ранее этнокультурного баланса, продуктивного диалога национальных культур при сохранении широкой культурной автономии традиционных для данного региона этнических групп политическим силам националистического толка практически не удалось реализовать свой идейный и организационный потенциал в Черноморье. Местные «почвенные» элементы, невзирая на их этнокультурные различия, демонстрировали либо явное равнодушие к программным установкам национально ориентированных партий, либо ограничивались сочувствием к их деятельности, выражавшемся, как правило, в скромной материальной поддержке этих организаций 13.

Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения