Маштоц: независимый информационно-научный портал
Назад

Ктак — на все времена

Опубликовано: 21.07.2019
0
2

Столь значительного события в жизни краснодарской армянской диаспоры не было давно — с конца сороковых годов прошлого века.

Желающих посмотреть спектакль на армянском языке было по меркам большого города немного, но те, кто пришли в актовый зал Центра национальных культур, по достоинству оценили дебют молодых актеров из народной театральной студии, руководит которой профессиональный режиссер и приветливый открытый человек Ангин АНТОНЯН.

Ктак - на все времена

У всего есть свое начало: армянский театр в истории Кубани — не новость. Развитие национально-театральной деятельности началось в городе Армавире Краснодарского края еще в 80-е гг. XIX века. В 1888 году в доме некоего Аламяна с большим успехом прошел спектакль ‘Война Вардана’. В этом же году учителя армянских школ Армавира ставят еще две театральные пьесы, доходы от которых они передают в фонд строительства национальной библиотеки. В январе 1894 года местные любители в зале армавирского общественного собрания, так же с благотворительной целью, сыграли в спектаклях ‘Пепо’ и ‘Ночное чихание впрок’. В 1907 году в Армавире по инициативе И.Болотина, М.Джишитова, А.Мелик-Капланова, Т.Улубекяна и А.Яковлева было организовано ‘Общество любителей драматического искусства’, которым в 1910-1912 гг. ставились спектакли ‘Аслан Баласи’ с участием знаменитого армянского артиста Шаэна, ‘На пороге новой жизни’ — по одноименной драме М. Апиняна, водевиль Парнакеса ‘200000’.

Со второй половины XIX века на Кубань из разных городов Кавказа приезжали профессиональные армянские творческие коллективы и деятели национальной культуры. Знаменитая армянская Тифлисская драматическая труппа под управлением О. Абеляна и режиссерством А. Арменяна в 1904 году ставила в Армавире спектакли ‘Коварство и любовь’, ‘Разбойники и Трильбы’, ‘Отелло’. В Екатеринодаре этот театральный коллектив гастролировал дважды — 5-6 мая 1911 года и 16 мая 1913 года.

В свое время среди армавирцев особой популярностью пользовалась самодеятельная армянская театральная труппа. Ее создателем и художественным руководителем был А.К. Гюльназарян, окончивший армянское отделение Бакинского театрального училища. Репертуар этого коллектива был богатым: ‘Аршин Маладан’, ‘Амаст’, Дядя Багдасар’, ‘Пепо’, ‘Пылпуш’ и др. Высокую оценку игры актеров дал народный артист СССР Ваграм Папазян, который неоднократно приезжал в Армавир на гастроли и принимал участие в отдельных постановках местной армянской театральной труппы. При этом следует отметить, что в регионе был только один полноценный ‘Армянский передвижной театр’, базирующийся в Краснодаре. Однако из-за отсутствия постоянного помещения для репетиций и подготовки декораций он имел массовые простои. Последнее упоминание о нем относится к 1940 году. Позже, в подшивке районной газеты Армянского района Краснодарского края ‘Коммунар’ за 1947 год, встречается заметка, где говорится, что ‘коллектив учителей Кушинской средней школы организовал кружок художественной самодеятельности, который часто выступает перед избирателями’. На одном из художественных вечеров, посвященном выборам в Верховный Совет РСФСР, кружок поставил спектакль на армянском языке ‘Ашхари датастан’. ‘В художественной самодеятельности активное участие принимали агитаторы тт. Захарян, Парталян, Мадилян, Гайтян, Торосян, Хастян’, — пишет газета.

Так или иначе, все новое — это хорошо забытое старое. И постановка пьесы ‘Ктак’ армянского драматурга Геворга Геворгяна на краснодарских подмостках была принята зрителями на удивление восторженно. Избалованная современными эстрадными звездами, и пресытившаяся армянскими концертами публика шла на спектакль, как на что-то новенькое, необычное — и получила не только новизну, но и самобытность.

От народного театра, даже если им руководит профессионал, обычно не ждут большого уровня игры и высокого сценического мастерства, — и здесь самодеятельные актеры с первой постановки взяли высокую планку. Конечно, не всегда удавалось проводить репетиции в хотя бы сносных условиях, актеры на сцене — ребята в обычной жизни заняты своими рутинными делами: учеба, работа, у некоторых — дом и семья. С самых первых шагов Ангин пришлось выслушать много необнадеживающих прогнозов: пьесе, сыгранной пусть даже великолепно, но на армянском языке прочили неуспех, а армянскому театру, практикующему подобные армяноязычные постановки — неудачу. Но 25 апреля Ангин победила — даже те, кто не знал армянского языка вовсе, реагировали адекватно и живо на реплики, звучавшие со сцены. И если верить, что первый блин всегда получается комом, то ‘Ктак’ — счастливое исключение из этого правила. Иначе и быть не могло: сюжет на одну из вечных тем, дважды испытавший на себе талантливую творческую обработку — сначала драматурга, а затем режиссера, — стал той точкой, с которой начал отсчитывать метроном такты движения вверх на театральный Олимп молодых актеров.

Кстати, самому маленькому актеру новорожденной краснодарской труппы всего восемь лет. Давид Шаграманян играет небольшую, но ключевую роль в логическом ряду сюжетной линии. Его Самвел, внук главного героя, бесхозного при двух сыновьях старика, — кстати, мастерски сыгранного Тиграном Абраамяном, — по авторскому и режиссерскому замыслу оставляет надежду на то, что уж новое-то поколение сможет исправить ошибки своих родителей, жертвой которых становится его любимый несчастный дед. Алчные и двуличные невестки, — в исполнении Гаяне Капрелян и Лилит Петросян, — которым старик посулил богатое наследство, якобы припрятанное в земле, резко меняют свое отношение к свекру — в зале гомерический хохот. Под национальную мелодию они танцем и несколькими репликами заводят зал, — и вот уже в игру включен зритель, становясь сторонником стариковского обмана, его доверенным лицом в борьбе с бессердечием и недалекостью своих родственников.

Не выдержав лицемерия, бездушности и глупости, сердце подводит старика, — герой падает без чувств. К нему бросается обрадованная родня с нарисованным на лице притворным беспокойством: Вечером того же дня сыновья старика, родные братья втайне друг от друга взяв лопаты отправляются на поиски отцовых сокровищ. Сцена, комичная изначально по своей сути, игрой Мгера Симоняна и Айваза Айвазяна доведена до сарказма. Аплодисменты в зале, — оглядываюсь, и удивляюсь: здесь уже нет свободных мест. Желающих узнать, чем же закончится сия печальная история убогого старика, собралось к середине спектакля большое количество. Зрители толпились в дверях, — отрадно, что это были в основной своей массе молодые люди.

Закрывается занавес, слово режиссеру, и время остановилось под беспокойными ударами сердца в тишине:

Все жили ‘по привычке’, не давая себе труда задуматься о том, кто живет рядом, какие чувства испытывают те, кто живет рядом с нами. Кто-то сказал, что меньше всего любви достается нашим самым любимым людям. Это одна часть проблемы, и старик своими последними по сценарию словами проговаривает ее. Другая — сыновья, так и не понявшие до самого последнего момента, что почти потеряли самое важное, что некогда им было завещано: счастье оплатить долг своим родителям, которые ‘отдадут свое изношенное старое сердце, чтобы вытереть, очистить свои души’. Чтобы его черствые дети могли получить прощение — уже перед Всевышним.

Кстати, была еще одна роль в пьесе — далеко не второстепенная и великолепно сыгранная профессиональным актером, долгое время работающим в Арташатском театре — Рштуни Мнацаканяном. Он сыграл друга старика, такого же деда-соседа, которому тот поверял все свои планы и душевные перипетии.

Когда я спросила у Ангин Левоновны: кто же все-таки в этой пьесе является главным героем, кто играет ведущую роль, — она пришла в некоторое замешательство. И пошла гулять среди актеров шутка: ни один армянин не может быть вторым, и тем более третьим, поэтому в пьесах армянских авторов-де нет второплановых персонажей.

Отчасти благодаря и этой национальной особенности характера народ сумел сохранить свою индивидуальность и самобытность, — в данном случае у Григоряна в его пьесе принципиально ролей второго плана и быть не могло!

Но шутки в сторону: дебют прошел более чем успешно. Это можно было понять и по реакции зрительного зала, на это работали актеры, — еще раз подчеркну: актеры непрофессиональные.

Можно долго спорить на тему ‘кто всех главнее на подмостках’, — победителем этого театрального армянского вечера был коллектив — актеры, звукооператор Гагик Залинян, оформление сцены Мгера Симоняна, но окончательное творческое решение — все-таки ноша режиссера. И Ангин с достоинством и талантливо сумела донести смысл пьесы и свои чувства в зал, чтобы разделить разыгранную на сцене проблему со своими первыми судьями и рецензентами — зрителями.

Кстати, практически полжизни отдано Ангин Антонян театру, — более двадцати лет назад первой ее постановкой — дипломной работой — была трехактная пьеса Григора Тер-Григоряна ‘Птичка в клетке’. Дальше была работа преимущественно в комедийном жанре, антрепризы. И здесь уже, в Краснодаре, после разрушения великого Советского Союза, когда за последнее десятилетие происходил колоссальный развал духовных ценностей, оставалась надежда, что бандитское уничтожение своей литературы, поэзии, театра, искусства в целом, культуры, — явление временное, и нужно просто переждать пиратско-потребительский бум и засилье американизма в искусстве и культуре. И она дождалась: случилось неизбежное — возрождение и собирание по крупицам всего того, без чего не выживет ни один народ, особенно, живущий в диаспоре. В Краснодаре появился первый росток местного национального театрального армянского искусства.

Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения